JM Free Ebooks - шаблон joomla Форекс
Панҷшанбе, 05 Июли 2018 04:14

Элизабет Кюблер Росс и стадии психической смерти человека

Муаллиф:

  Элизабет  Кюблер Росс  (нем.  Elisabeth Kübler Ross; 8 июля 1926, Цюрих — 24 августа 2004,  Скоттсдейл,  Аризона,  США)  — американский  психолог  швейцарского происхождения,  создательница  концепции психологической  помощи  умирающим больным и исследовательница околосмертных переживаний. Её книга «О смерти и умирании» 1969 года стала бестселлером в США.

  Первая  подняла  вопрос  об  ответственности врача не только за здоровье умирающего, но и за  то,  чтоб  последние  дни  жизни  больного были  прожиты  с  достоинством,  без  страха  и мучений.  Тема  смерти  её  стала  интересовать ещё  в  детстве,  когда  она  впервые  увидела  умирающего. Это был её сосед, который упал с дерева и умер в своей постели среди родных и близких.  По  другой  версии,  когда  умерла  её соседка  по  больничной  палате,  одна  в холодной  медицинской  атмосфере,  вдали  от  родных.  Тогда  Элизабет  подумала,  что существует правильный способ умереть.

  Кюблер Росс  окончила  медицинский факультет  Цюрихского  университета,  после чего  в  1958  году  уехала  в  США.  Она  много работала  в  больницах  Нью-Йорка,  Чикаго  и Колорадо.  Её  глубоко  возмущало  обращение врачей с умирающими больными. В отличие от коллег, она с умирающими общалась, слушала их  исповеди.  Так  появился  курс  лекций  о предсмертном опыте.

  В 1994 году после инсульта, которые вызвал частичный паралич левой части тела, она переехала жить в Скоттсдейл,  Аризона.  Остаток  дней  она  провела,  сидя  по  18  часов  перед  телевизором  в инвалидной коляске, а 24 августа 2004 года в возрасте 78 лет Кюблер Росс скончалась[1].

  Исследуя проблемы смерти человека, Элизабет Кюблер Росс в ходе организованных ею семинаров и бесед с больными накопила обширный материал о тех переживаниях, которые протекают в психике больного начиная с того момента, когда он каким-либо образом узнает о своем состоянии.

Обобщив свой материал, Э. Кюблер Росс обнаружила, что до наступления смерти больные проходят через пять стадий психологических изменений и работы защитных механизмов:

1) Стадия отрицания реальности и изоляции.

2) Стадия возмущения (агрессии).

3) Стадия ведения переговоров и заключения соглашений.

4) Стадия депрессии.

5) Стадия принятия смерти (примирения с мыслью о неизбежности смерти).

СТАДИЯ  ОТРИЦАНИЯ  И  ИЗОЛЯЦИИ

  Эту первую стадию Э. Кюблер Росс назвала стадией отрицания реальности и изоляции, поскольку в психике больного человека наиболее активно работают два защитно-адаптивных механизма: механизм отрицания неприятной, устрашающей  реальности  и механизм изоляции. Больной в этой стадии не хочет понять, что его конец близок. Во время бесед с ними люди, находящиеся в этой фазе психологической смерти, заявляют, что не верят в правильность поставленного диагноза. Они стараются дискредитировать врачей, заключение которых глубоко фрустрирует их, лишая всяких перспектив.

  «Нет, этого не может быть!» вот примерно их первая реакция. Причем такая реакция всегда в основном одинакова, независимо от того, каким путем больной узнал о своей участи: из прямо сказанных слов врача или же по косвенным признакам, по изменению поведения и невербальных знаков окружающих, на основе собственных, сознательных или подсознательных выводов. Одна больная даже стала утверждать, что рентгеновские лучи, с помощью которых у нее обнаружили рак, были неподлинными. Больной может также утверждать, что вывод медиков результат диагностики другого больного, что будто бы произошла путаница. Эта же больная, которая считала рентгеновские лучи поддельными, стала обращаться к другим врачам, чтобы удостовериться в ошибочности первого диагноза своей болезни. «Тревожное отрицание» так называет Э. Кюблер Росс эту первую реакцию терминально больных людей.

  Отрицание, иногда полное, иногда же частичное, в той или иной мере используется всеми больными не только в первых стадиях болезни, но время от времени и в последующем ходе ее развития. Принимая даже истину, больные иногда отходят от нее, желают жить как можно дольше.

  Эту защитную реакцию Э. Кюблер Росс считает весьма полезной, так как она смягчает первый удар истины и создает условия для включения в работу психики других, более спокойно действующих и «менее радикальных» защитных механизмов. Обычно после отрицания реальности наступает частичное принятие неизбежности смерти. Из 200 терминально больных, с которыми работала Э. Кюблер Росс, только трое до порога своей смерти отрицали ее неизбежность. Они только в редких случаях и мельком сознательно вспоминали и говорили о смерти, называя ее «неприятным событием, которое обычно наступает во сне и не причиняет боли».

  Позже в этой стадии большинство больных начинает использовать в основном  механизм изоляции . Что это значит? Больные иногда говорят о своей смерти для того, чтобы затем перейти к более приятным и оптимистическим вопросам. Смерть и связанные с ней эмоции в психике больного изолируются  от  остальных психических содержаний и проблем. На уровне бессознательного, считает Э. Кюблер Росс, все мы считаем себя бессмертными. Мы не представляем себе, что сами должны лицом к лицу встретиться со смертью. Получается так, что одна часть «Я» знает о болезни и неминуемости смерти, а другая отрицает ее, изолирует и вытесняет из сознания, заполняя его сферу другими образами и мыслями. Рассказывая о больной молодой женщине, автор отмечает, что именно первая часть психики держала ее в больнице и заставляла подчиняться требованиям медперсонала. Здесь она окружила себя многими привычными вещами, как будто решила обосноваться надолго. Она все время переходила от фаз полного отрицания своей смерти к фазам, где не только осознавала ее неизбежность, но и своими действиями (например, перееданием запретной пищи, что считается косвенной формой самоубийства) ускоряла ее наступление.

СТАДИЯ  ВОЗМУЩЕНИЯ

  Затем наступает стадия возмущения, доказывающая, что психическая самозащита предыдущей стадии не увенчалась успехом. Больной не смог дискредитировать врача, поставившего трагический диагноз о летальном исходе. Он пришел к пониманию той страшной истины, что конец действительно близок.

  Находясь в данной стадии психологического умирания, больные очень часто проявляют  агрессивность  к молодым и здоровым людям, чувствуя себя глубоко оскорбленными. «Почему я должен умереть, тогда как другие продолжают жить?» вот основной смысл их ропота и претензий. Кстати, эта тема хорошо отражена в произведениях Л. Н. Толстого, Э. М. Ремарка, Э. Хемингуэя и других писателей. Больные переживают чувства зависти, горечи и сожаления. Один из умирающих признался, что, увидев на улице самостоятельно шагающего 80-летнего старика, подумал: зачем жить этому, почему не он умирает, а я?

  В этой стадии медицинскому персоналу и родственникам больного очень трудно с ним общаться. Причина в том, что возмущение и агрессивность умирающего иррадируют во все стороны, проецируются на окружающую среду.

  Больной  обвиняет  врачей  в  том, что они будто бы плохо разбираются в своей специальности, производят не те проверки, которые необходимы, назначают не ту диету, чрезмерно долго держат больных в госпитале и т. п. Медсестры чаще становятся объектами агрессии терминально больных: все, что они делают, неправильно. Больные изводят их разными необоснованными претензиями. Когда сестра сидит рядом, дежуря у больного, он желает оставаться один, а когда она уходит жалуется,  что она часто покидает его, и т. п. Больной в этой стадии без особой радости встречает членов своей семьи, посещающих его, их встречи обычно становятся очень тяжелыми. Поэтому они избегают частых встреч с больным, что еще больше усугубляет его положение.

  Причиной такой агрессивности являются те многочисленные лишения (фрустрации), которые переживаются больным человеком: лишение обычной работы, ритмов труда и отдыха, повседневных приятных занятий, нередкая неподвижность, чувство потери всяких перспектив в жизни и т. п. как не стать злым и не перенести эту агрессивность на тех, кто наслаждается жизнью? И он видит, что жизнь людей продолжается без него, что почти никто о нем не помнит и он покинут людьми. И чтобы его не забыли окончательно, он поднимает свой голос протеста, предъявляет людям разные требования, всем своим поведением давая понять, что еще жив. И когда получает то внимание и заботу, в которых так нуждается, немного успокаивается и общение с ним становится более приятным. Понимание причин агрессивности больного и правильное общение с ним заметно облегчает его положение.

  Когда больной до конца своей жизни остается таким гневливым, отталкивая от себя людей, его одиночество усугубляется. Более спокойно и с достоинством умирают те, кто смиряется с трагической реальностью, принимает советы и помощь людей. По видимому, психологически труднее всего умереть людям с крайними авторитарными чертами характера, у которых в ходе жизни выработаны высокий уровень автономности и склонности к самостоятельным решениям. Их основная реакция на свою последнюю экзистенциальную фрустрацию агрессия и враждебность к людям.

СТАДИЯ  ПЕРЕГОВОРОВ

  Третью стадию психологического умирания Э. Кюблер Росс назвала стадией «ведения переговоров и заключения соглашений». В какой-то мере принимая неизбежность смерти, ее идею, умирающий проявляет заботу о завершении своих земных дел. Его больше всего заботит исполнение своих обязанностей перед близкими людьми. Создается впечатление, что он верит в то, что если удастся как следует хорошо решить эти задачи, тогда и смерть наступит позже или его страдания будут не такими страшными. А если умирающий верующий человек, то он может, кроме того, давать обещания Богу и просить его продлить его земное существование. Основную часть своих «торгов» верующие ведут с Богом.

  Эта стадия сравнительно коротка, но тоже полезна больным. Они, по-видимому, думают, что, если прямые требования и враждебность не помогают, может быть, мирные переговоры приведут к продлению жизни. Э. Кюблер Росс видит сходство в поведении терминально больных с поведением детей в стадии переговоров. Дети сначала что то требуют от родителей громко и категорически, топают ногами, если получают отказ, и т. п. Когда такая тактика не приводит к положительным результатам, они меняют ее: начинают давать обещания, что будут хорошо вести себя, хорошо учиться, быть послушными  и т. д.,  лишь бы родители уступили. Таким путем они иногда, действительно, добиваются своего.

  Вот интересный пример использования тактики переговоров в поведении терминально больной женщины. Тяжело больная и еще сравнительно молодая женщина все время ощущала сильные боли, плохо себя чувствовала. Она не могла жить дома, так как часто нуждалась в болеутоляющих инъекциях. У нее был старший сын, который собирался жениться, и мать одобряла его планы. Она очень тяжело переносила мысль о том, что этот большой день, день венчания она может пропустить. Ценой больших усилий ее обучили методам самогипноза, с помощью которых она стала способна несколько часов чувствовать себя сносно. Она давала целый ряд обещаний на тот случай, если ей удастся присутствовать на свадьбе старшего сына. За день до свадьбы она покинула больницу с видом элегантной и счастливо улыбающейся женщины. Никто не мог бы подумать, что дни ее сочтены. Она имела вид самого счастливого человека в мире.

  «Я никогда не забуду момент ее возвращения в больницу,  рассказывает! Она имела утомленный вид… и еще не успела я поздороваться с ней, как она сказала: „Теперь не забудьте, что у меня есть еще один сын!“ она требовала нового срока, начала новый цикл переговоров с целью еще большего продления своей жизни».

  Переговоры  способ откладывания смерти. Больной обещает делать еще что-то, ставит перед собой новую цель и т. д., но, достигая этой цели, не сдерживает свое обещание и вступает в новые переговоры. Только углубление болезни, потеря способности к активности, усиление страданий переводят больных в следующую стадию процесса психологической смерти.

СТАДИЯ ДЕПРЕССИИ

  После наступления четвертой стадии психологической смерти умирающий оказывается в состоянии глубокой депрессии: он теряет надежду на выздоровление, отказывается встречаться с людьми, просит, чтобы его оставили наедине со своими страданиями и горем. Он уже не в состоянии отрицать свою болезнь и неизбежность близкого конца, свою осужденность. Возникает чувство огромной потери, потери здоровья, внешнего вида, способностей, социального положения и т. п. Поскольку человек не работает и лечится, он начинает переживать большие финансовые трудности. Чтобы оплачивать расходы, больные нередко продают свой дом и многое из того, что приобретали в течение жизни с помощью огромных усилий. Дети таких больных нередко остаются без средств существования, возникает угроза того, что они не смогут получить полноценного образования. Многие мечты умирающего остаются нереализованными.

Э. Кюблер Росс выделяет две разновидности депрессии безнадежно больных людей:  реактивную и  подготовительную.

  Она считает, что их природа различна. Реактивная депрессияявляясь ответом на потерю ценностей, обычных занятий, привлекательности и т. п., при  правильном подходе медиков и членов семьи  довольно  успешно  устраняется.

  Что касается второй разновидности депрессии (подготовительной), то она связана с ожидаемыми, предстоящими потерями. Если имеем дело с первой разновидностью депрессии, то мы можем отвлечь внимание больного на более приятные стороны жизни, веселить его. Например, если больная мать оказалась в депрессивном состоянии  потому, что  ее  дети  остались  без  ухода и защиты, то достаточно обеспечить детей всем необходимым и сообщить матери об этом, и ее депрессия  смягчится  или  даже  исчезнет,  настроение  улучшится.

  Но предвосхищающая, подготовительная депрессия терминального больного есть подготовка к будущим еще большим потерям,  к  потере  всего, что он любил и ценил. В этом случае отвлечение внимания, внушение оптимизма и другие обычные методы не помогают. Умирающему в стадии депрессии приятнее те люди, которые сидят рядом, но не говорят обычных слов утешения. Умирающий больше нуждается не в словах, а в подлинных чувствах, которые лучше передаются взглядом, всем видом сопереживающего человека, прикасанием к руке больного, поглаживанием волос или просто сидением рядом. Больного в этой стадии больше занимает будущее, и ему тягостно посещение большого числа людей, пусть даже искренне сочувствующих его горю.

  А ведь нередко окружающие, даже члены семьи, не понимают подлинных нужд умирающего, не подозревают, что он уже готовится к смерти и все действия, предназначенные для внушения ему бодрости духа и оптимизма, ему уже неприятны. И медики, и родственники, согласно Э. Кюблер Росс, должны понимать, что этот вид депрессии необходим и полезен больному, если мы хотим, чтобы он умер в стадии смирения, со спокойной душой. Без прохождения через предыдущие стадии невозможно оказаться в стадии смирения и принятия смерти. На примере одного больного она показала, что депрессия является не только следствием ожидания смерти и потери надежд: одной из ее причин является то, что человек понимает: его не оценили и не поняли по настоящему даже близкие люди.

СТАДИЯ  ПРИНЯТИЯ  СМЕРТИ  И  СМИРЕНИЯ

  Если больной достаточно долго остается в предсмертном состоянии, тогда он может оказаться и в специфической пятой фазе психологической смерти. Э. Кюблер Росс называет ее фазой  принятия смерти, смирения с неизбежным концом, фазой внутреннего мира. Нахождение в этой фазе желательно, поскольку позволяет человеку умереть достойно. Предполагается также, что умирающему следует дать возможность страдать, так как только через страдания он может подойти к фазе примирения с неизбежностью, смирения и принятия смерти без агрессии. Отсюда делается вывод о том, что если смерть близка и неминуема, то продление жизни человека нецелесообразно: такая жизнь полна страданий и уже не нужна человеку. Таким образом, Э. Кюблер Росс выступает сторонником эвтаназии, хотя бы ее пассивного варианта.

  В этой стадии человек часто засыпает, обычно короткими промежутками, но это не обычный сон, целью которого является снятие напряжения и отдых, а также уход от дневных неприятностей, а скорее нечто сходное со сном новорожденного. Конечно, в этой стадии еще встречаются и жалобы на бессмысленность дальнейшей борьбы и всего остального, но такие протесты не являются признаком смирения с судьбой.

  Принятие смерти и смирение налицо тогда, когда человек, как ребенок после рождения и в первые месяцы жизни, долго спит как бы «отдыхая перед дальним путешествием». Смирение, успокоение и принятие судьбы сочетаются с сужением интересов умирающего. Он хочет остаться один и не желает, чтобы его беспокоили новостями и проблемами внешнего мира. Он не хочет, чтобы его часто посещали и долго разговаривали. Он предпочитает, чтобы посетители сидели молча и не задерживались долго бессловесное общение в этой стадии считается более уместным.

  Самое главное, чтобы члены семьи и медперсонал не путали стадию смирения с наступающим иногда задолго до смерти периодом потери надежд, в то время как человек, получая необходимую медицинскую помощь, еще может жить достаточно долго. Но если уже наступила стадия смирения с неизбежностью смерти, следует дать возможность больному постепенно разрывать свои связи с людьми и вещами, чтобы спокойно умереть.

  К этому состоянию спокойствия, отсутствия страха и безнадежности часть умирающих приходит самостоятельно, проходя через предыдущие стадии. Это обычно старые люди, которые вырастили своих детей и решили остальные задачи своей жизни. Но есть и вторая группа людей, которые, чтобы смириться со смертью и умереть без страха, нуждаются в большей помощи людей. Они нередко впадают в состояние реактивного психоза, всячески защищаются от вмешательства людей в свои дела, боятся смерти. Опыт Э. Кюблер Росс показал, что терпеливая и тактичная работа с такими пациентами, понимание их проблем и сопереживание с ними тоже может обеспечить наступление у них стадии мудрого и бесстрашного отношения к смерти. Этому способствует также вера в Бога и в существование жизни после смерти.

  В связи с особенностями этой пятой и последней стадии психологической смерти человека уместно вспомнить следующую мысль современного видного психолога и психотерапевта Эрика Эриксона: идеальным является тот человек, который обладает настолько гармоничным, совершенным устройством «я», что всю свою жизнь сохраняет в себе «базальное чувство  доверия» к миру, а когда подходит время, безропотно примыкает к «каравану» тех миллионов людей, которые умерли до него. Человек должен уйти из жизни безропотно, с чувством собственного достоинства и с пониманием того, что в истории человечества период его жизни безвозвратно завершился.

  Это требование, безусловно, касается также родных и близких покойного, особенно в связи с таким давно известным, но все еще загадочным явлением, каким представляется «возвращение души». Известно, что когда родные умирающего, находясь рядом с ним, воспринимают начало клинической смерти как окончательную смерть, начинают громко плакать и горевать, то нередко сознание умирающего возвращается, процесс умирания останавливается, окончательная смерть человека откладывается. Это явление чаще всего наблюдается у тех, кто умирает «естественной смертью», а не внезапно и не вследствие несчастных случаев.

  Надо  знать, что многие после возвращения сознания вновь умирают  и  на  этот  раз  окончательно,  хотя  бывают  и  другие случаи[2].

  К сказанному можно добавить что имеет смысл перед первой стадии умирания, когда больной в польном сознании,  информировать ему последние научные новости в области танатологии. И акцентировать беседу о возможности преодоление смерти в ближайшем будущем через научными методами и лабораторными экспериментами. К примеру, можно подробно рассказать больному о последние достижения учённых в области клонирования и других экспериментах на большое количество животного мира…в котором можно надеяться и  на возвращение жизнь человека после нынешной (данной) смерти. Только таким образом мы можем внушать больному принимать пять стадий умирания с надеждой на повторный жизнь после данной смерти.

Составитель:

Дидавар  Бекзода

психолог

[1] А.А.Налчаджян. Загадка смерти. Очерки психологической танатологии. Питер. Москва.Санкт-Петербург.Нижний Новгород. Воронеж Ростов-на-Дону. Екатеринбург. Самара. Новосибирск Киев. Харьков.Минск 2004. С.30-38. (223 с).

[2] Кюблер-Росс, Элизабет https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%8E%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D1%80-%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81,_%D0%AD%D0%BB%D0…

Хондан 374 маротиба

Китобҳо