JM Free Ebooks - шаблон joomla Форекс
Панҷшанбе, 06 Декабри 2018 11:04

Системный подход в теории и методологии исследования проблем экономической безопасности государства

Муаллиф:

  Вышла в свет монография кандидата юридических наук Р.Х.Рахимзода «Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан», Душанбе, 2018 г., в объёме 633 страниц.

Вполне естественно, что обеспечение экономической безопасности является сущностной проблемой в системе функционирования важнейшего института общества, каковым признано считать государство. Бесспорно, экономика оказывает базисное влияние на разработку законов, определяющих и регулирующих системные функции государственной власти.

  По отношению к политике, праву, идеологии, другим формам общественного сознания экономика занимает главенствующее место. Именно поэтому, «никакой политикой нельзя запретить экономику».

  В то же время, экономику невозможно отделить от политики, идеологии. Хотя первая определяет политику, следовательно, и идеологию. Вместе с тем, и политика играет существенную роль в определении направления развития экономики. Поэтому экономика и политика функционируют в рамках единой системы, образуя некую целостность. Находятся в отношениях взаимной связи, взаимной координации, взаимной обусловленности и взаимной зависимости.

 Наука занимается теми параметрами системных явлений, которые имеют жизненно важное значение для выполнения соответствующих функций, развития субстанций в целом. Несомненно, экономическая система государства, кроме других важных параметров, обладает системообразующими качествами.

 Несмотря на зависимость самой экономики от многих факторов – политических, социальных, идеологических, правовых, они, всё-таки, не имеют определяющего, сущностного влияния на неё.

 Само название работы Р.Х.Рахимзода  непосредственно указывает на сложность, многогранность проблемы. В освещении важнейших элементов исследования, автор опирается на такие категории как «оперативная работа», «политика», «экономика», «безопасность», «проблемы теории», «методологии», а также использование принципа историзма.

 Такой подход определяет содержание и направленность исследования, ибо «мы относимся к природе отчасти практически и отчасти теоретически. При теоретическом рассмотрении природы перед нами обнаружится некое противоречие…, благодаря тому, что мы для разрешения  этого противоречия должны  дополнить  теоретическое отношение к природе  тем, что составляет своеобразие практического отношения к ней, оно интегрируется в тотальность и объединяется с теоретическим отношением»[i].

 Всестороннее изучение и анализ монографии указывает на то, что принцип системности является основным методом достижения её автором научной истины.

 С другой стороны, выбор и формулировка самой темы научной работы диктует рассмотрение предмета и объекта исследования в целостности, благодаря которой раскрываются механизмы взаимодействия различных сторон действительности, выясняются сущностные вопросы, достигается сведение их в единую теоретическую концепцию.

 Действительно, проблемы, которые должны найти своё научное освещение многогранны, охватывают весь комплекс вопросов, касающихся политики, экономики, права, теории методологии и их рассмотрения через призму защиты экономической безопасности государства. Вместе с тем, вполне очевидно, что «поскольку практически познание на любом историческом этапе своего развития охватывает лишь часть реальности, необходимо понятие, раскрывающее то содержание объекта познания, которое включено в познавательный процесс. Таким понятием является предмет познания»[ii].

 На основе рассмотрения материла можно прийти к выводу о том, что проблема защиты экономических основ государства посредством правоохранительной системы является предметом научного исследования  Р.Х.Рахимзода.

 Такая форма выражения настраивает читателя, ориентирует его на познание новых, верификацию имеющихся представлений относительно направленности процесса научной деятельности автора. Для предметного выражения цели исследования используются важнейшие элементы принципов системности: взаимная связь, взаимная зависимость и взаимная обусловленность: «Экономическая безопасность является составной частью национальной безопасности Республики Таджикистан, условием устойчивого социально-экономического роста, повышения уровня благосостояния населения, достижения стратегических целей Республики Таджикистан в сфере энергетической независимости, продовольственной безопасности и выхода страны из коммуникационного тупика»[iii].

 В исследовании умело применяется ряд методологических категорий для выявления сложностей, перехода от явлений к сущности. Раскрывается всеобщая и необходимая связь между действительным состоянием вещей и их диалектическими изменениями.

 При изучении научной работы создаётся впечатление, что системный и последовательный подход автора к изучению проблемы сформировался не просто в результате тщательного и целенаправленного освоения теоретических материалов. Наряду с этим, все выводы исследователя основываются на эмпирическом опыте. Именно поэтому, изложение научного материала приобретает, в большей мере, форму императивную, убедительную, практическую.

 Автор монографии даёт ценные экспертные оценки тем тенденциям и процессам, которые могут привести к позитивным изменениям в состоянии функционирования экономической системы, её структуре и жизнеспособности, при этом критически раскрывает факторы сдерживания экономического развития. 

 Для науки характер причинности отношений, их фактическое обоснование является наиважнейшим. Представляет научную ценность то, что у Р.Х.Рахимзода выяснение  характера взаимодействий между явлениями объективной действительности имеет логическую последовательность. Он стремится всем арсеналом научной оснащённости вникнуть в сущность проблемы, выявить закономерности событий, исходящие из сути исследуемого предмета.

 Самодостаточность тезисов автора заключается в том, что  движение его мысли в поиске объективности носит материальный, фактический характер. Свойственность явлений, относящихся к базисной основе темы научного интереса, имеет системную значимость. Многообразие её элементов, качество их функциони­рования для автора монографии является основанием формировать соответствующие выводы. Обоснованы его суждения относительно воздействия соответствующих факторов на предполагаемый негативный результат: «Подрыв экономической безопасности влечет за собой крайне негативные последствия для национальной безопасности Республики Таджикистан, в частности, снижает интенсивность устойчивого экономического роста, отражается на благосостоянии населения, понижает экономический имидж Республики Таджикистан, подрывает основы экономичес­кого суверенитета государства»[iv].

 В данном тезисе Р.Х.Рахимзода осуществляет прогнозирование развития ситуации, взаимообусловленность наступления негативных обстоятельств, если директивные, организационные решения будут находиться в диссонансе с положениями, обеспечивающими нормальное функционирование существенных, субстанциальных элементов системы. Именно поэтому автор монографии принимает специфические решения, способные предупредить, защитить экономические основы государства. Вполне осознает, что «всякое учение, а равным образом поступок (praxis) и сознательный выбор, как принято считать, стремятся к определённому благу. Поэтому удачно определяли благо как то, к чему вcё стремится… так как действий, искусств и наук много, много и возникает целей»[v]. В связи с этим, Р.Х.Рахимзода считает, что «одним из направлений обеспечения экономической безопасности является  реализация эффективной государственной политики в сфере борьбы с преступлениями  в области экономики»[vi].

 Обеспечение защиты экономических ценностей государства автор рассматривает всецело, системно. Выделяет среди них главное, то, что необходимо для нынешней ситуации - позитивные и негативные явления на глобальном, региональном и национальном уровнях.

 События в странах Ближнего Востока и Афганистане,  масштабы материальной и гуманитарной катастрофы, происходящие на основе политики и практики терроризма и  экстремизма, естественно, никак не сравнимы с иными формами экономических преступлений, даже с техногенными катаклизмами. Автор монографии - очевидец трагических событий 90-х годов в Республике Таджикистан, принимавший активное участие в устранении последствий гражданского конфликта - убедительно раскрывает особенность подобных драматических явлений, их разрушительную силу для экономики страны. Именно поэтому, борьбу с терроризмом считает одним из центральных, основных, узловых направлений защиты экономики государства.

 Важнейшим фактором в системе борьбы с экономической преступностью в монографии рассматривается формирование эффективной нормативно-правовой базы. Аргументировано считается, что содержание, характер и направленность экономических преступлений требуют адекватного реагирования в  комплексе правовой политики государства. Р.Х.Рахимзода выражает согласие с постановкой проблемы, изложенной основоположниками политической экономии ХIХ века, заключающейся в том, что все гуманитарные направления человеческой деятельности - политические, правовые, художественно-эстетические и другие находятся в прямой зависимости и «всегда прокладывают путь к экономике» 

 Очевидно, что при использовании системного подхода в исследовании учитываются специальные представления и конструкции, без которых эффективность функционирования субстанциональных явлений не может быть обеспечена. Как видно из  предыдущего тезиса, взаимообусловленность норм политики и экономики является основополагающей. Кроме того, постановка проблемы, её содержание и анализ указывают на многообразие связей, опосредований и отношений. Это касается сущности самой научной работы, процесса и результатов исследования.

 Из множества факторов, которые подразумевают обеспечение экономической безопасности государства, автор монографии выделяет стороны и свойства, имеющие существенное влияние на систему, структуру и функциональность объектов, способные оказать влияние на жизнеспособность экономической системы государства.

 Заслуживает внимание то, что исследователь является единственным учёным в области оперативного обеспечения систем защиты экономической безопасности государства, который непосредственно, на протяжении длительного периода занимается подобными проблемами, руководил коллективами, осу­ществляющими деятельность в этом направлении. Имеет непосредственное отношение к процессу практической деятель­ности.

 Содержание его работы указывает на то, что принятие ответственных решений не только сопровождает аналитическую деятельность автора, но и нередко, вполне логично, предшествует ей.

 Именно поэтому Р.Х.Рахимзода, будучи уверенным и последовательным учёным-практиком, в своём исследовании недвусмысленно, однозначно и убедительно подчёркивает: «борьба с экономической преступностью как неотъемлемый компонент оперативно-розыскной политики имеет принципиальное значение для обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан»[vii].

 Представляется, что к исследованию, определённому предметом его научного интереса, автор относится весьма ответственно. Без сомнения, в рамках логики науки, как таковой, Р.Х. Рахимзода на абсолютную истину  не претендует. Но в процессе верного отражения объективной действительности, имеющем практическую значимость, уверенно проявляет себя как учёный, опирающийся на принципы и апробированные практикой результаты эмпирического познания. Научный замысел исследования, сущность, содержание его реализации свидетельствуют именно об этом.

 Таким образом, для достижения своей цели Р.Х.Рахимзода осуществляет исследование в рамках семи глав, состоящих из шестнадцати параграфов.

 В первой главе «Социокультурные доминанты, мировоззренческие основы, исторические условия и закономерности формирования и развития оперативно-розыскной (сыскной) деятельности» автор рассматривает проблемы, согласно требованиям принципов историзма, через призму возникновения, становления и развития предмета.

 Р.Х.Рахимзода осознаёт, что многие предметы и явления, для достижения научной истины, необходимо анализировать с исторических позиций: «Негласная деятельность человека, связанная с добыванием информации, является ярко выраженным историческим явлением. Сыскные, розыскные, разведывательные, контрразведывательные и иные формы негласных действий, носящие тайный, секретный…   конспиративный характер и осуществляющиеся на конфиденциальной, доверительной основе, уходят своими корнями в глубокое прошлое»[viii].

 Для того чтобы рассмотреть  проблему фундаментально, автор ссылается на родовые, онтологические основы возникновения предпосылок к совершению действий, имеющих материальные корни. Считает, что основой оперативно-розыскной деятельности, даже в условиях её зарождения, является интерес, исходящий из самой сущности бытия. Форма выражения такого интереса имеет рефлексию в сознании и отражается в виде соответствующего телодвижения. По мнению исследователя, оперативно-розыскная деятельность с древнейших времен является одним из основных орудий для завоевания, сохранения и упрочения государственных интересов, служит инструментарием для получения необходимой информации и её реализации в интересах социального слоя, стоящего у власти.

 Согласно утверждению автора, обеспечение безопасности дорог, маршрутов движения, коммуникаций, въезда и выезда иностранных граждан являлось одной из важнейших функций государства по обеспечению его безопасности. Естественно, такие меры имели важное значение для защиты экономических интересов соответствующих  государств: «Во времена XVIII династии, царствовавшей в том же Египте более трёх с половиной тысяч лет назад, по всем направлениям дорог, ведущих в Египет и другие страны, располагались регулярные посты с хорошо вооружёнными стражами. Все, кто проходил через эти посты,  называли свои имена, звания и цель странствия»[ix].

 С точки зрения диалектики, отношения представляют одну из форм единства предметов, характеризуют их, определяют реальную логическую связь между явлениями  действительности. В исследовании  Р.Х.Рахимзода данная категория указывает на элементы необходимости реализации функции предметов, их живучесть и объективные свойства. С других позиций, раскрывая формы оперативной деятельности, автор монографии одновременно рассчитывает на расширение познавательных возможностей читателя, особенно лиц, планирующих посвятить себя указанной профессиональной деятельности. Исследователь подробно характеризует исторические формы связи, отношений, опосредований, их сложность, систему и структуру. Тезисы  Р.Х.Рахимзода по поводу организации взаимных связей между объектами можно отнести к проблеме логики отношений. Представляет интерес тот факт, что при рассмотрении данного вопроса автор одновременно затрагивает исторические аспекты форм разновидностей контактов, традиционно используемых в государствах Центральной Азии.

 Кроме того, в данной главе отражены первичные предпосылки для зарождения наиболее совершенных форм общественных отношений. Обращается особое внимание на общественное сознание, которое служит основой для  организации разновидностей взаимодействия и связей членов общества в зависимости от их функций в рамках единой системы.  Ядром этих взаимоотношений является индивидуальное и общественное производство: «Древний Ближний Восток почитается как колыбель цивилизации. Собственно, в этой части земли впервые начали практиковать усиленное земледелие, именно здесь впервые в мире появились письменность, гончарный круг, колесо, именно здесь было создано первое государство, первое законодательство, а вслед за тем и первая империя»[x].

 В настоящей главе Р.Х.Рахимзода, придавая особое значение решению проблем, освещению научных интересов, успешно справляется с достаточно сложной задачей – подготовкой основательного теоретического фундамента для дальнейшего раскрытия проблем объекта и предмета собственного исследования.

 В данном разделе автор рельефно отобразил исторический процесс формирования экономических основ государства, систему и структуру его отражения в сознании поколений.

 Такая особенность в интерпретации объективной действительности в монографии Р.Х.Рахимзода происходит не механически, не путём перечисления событий, отображения предметных изменений. Он анализирует эти явления с позиции исторической логики, необходимости тех ценностей, которые формировались диалектическим изменением, посредством многих противоречий и разрешений, и к нашему времени достигли определённого совершенства. Рассмотрение развития экономического сознания, исходящего и опирающегося на весьма сложную систему природы, считалось основной причиной более ответственного отношения к материальным благам. Однако сама природа, как ресурс экономики, в плане познания  представляет особый интерес. И так: «Что такое природа?.. мы начинаем с восприятия, собираем сведения о разнообразных формах законах природы. Получается бесконечное множество подробностей; эти самодовлеющие бесконечные подробности разрастаются ввысь, вширь и вглубь потому, что им не видно конца, этот способ получения познания нас не удовлетворяет… Она остаётся проблемой»[xi].

 Если Аристотель, по выражению Гегеля, убеждён в том, что философия (как наука – С.Я.) началась с удивления, то в первой главе автору монографии удаётся сформировать примерно такую же атмосферу, близкую к этому чувству для познания научной истины, развития мысли. В данной главе Р.Х.Рахимзода приходит к единственно правильному диалектическому выводу о том, что историческое предшествует логическому.

 Наконец, тезис «диалектика вещей создает диалектику идей, а не наоборот» сопровождает мысль автора во всей монографии в целом, в данном разделе в частности.

 Во второй главе «Понятие оперативно-розыскной  политики: научно-концептуальные, методологические, организационные аспекты» Р.Х.Рахимзода рассматривает степень отношения государства  к оперативной деятельности в направлении использования норм права, понятия и содержательные компоненты политики, касающиеся оперативной деятельности, приоритетность оперативной теории и практики в защите экономической безопасности.

 Суть данной главы заключается в подробном освещении проблем государства, права и их отношения к оперативной деятельности. В этой главе автор продолжает следовать принципу системного подхода, стремится охватить тему в совокупности, с учётом всех причинно-следственных связей. Отводит  опреде­ляющую роль государству и его основному продукту - политике. Подчёркивает функционирование основного, юридически оформ­лен­ного института общества – государства, как высокооргани­зованной политической системы. 

 Для всестороннего освещения темы Р.Х. Рахимзода рассматривает многочисленную научную литературу, одновре­менно проявляет качества исследователя-практика. Уделяет  особое внимание сопоставлению и анализу  таких ключевых понятий как «политико-правовая практика», «система правовой политики», «правовое обеспечение реформ», «интегральная юриспруденция», «правопонимание» (политическая культура), «правовое воздействие» через призму соотношения целого и частного,  изучению проблем теории государства, права и политики, следовательно, и оперативной системы, структуры и их функциональности. Эти обобщённые понятия, дефиниции, термины, оперирование ими в рамках исследования имеет ключевую значимость не только для  оперативных мер, направленных на защиту экономических основ государства. Указанные свойства универсально имманентны.  Они востребованы в интересах освоения политической логики, познания оперативной деятельности в целом.

 В настоящей главе особую научную ценность представляет изучение Р.Х.Рахимзода проблематики посредством исторического метода. Автор указывает на преемственность научных понятий, терминов и  дефиниций в историческом развитии, противоречия и интерпретации в семантическом и терминологическом определении понятий. В этом аспекте уместно выглядит исторический экскурс автора монографии относительно понятия «политика». Он обоснованно приходит к выводу о том, что право во все времена является формой выражения политики. В дальнейшем, следуя диалектическому закону отрицания отрицаний, подчёркивает «Правовая политика, связанная с государственной политикой, переживает ныне новый этап в своём развитии. Он связан, главным образом, с новыми глобальными вызовами и угрозами, новейшими подходами к государству и праву, всей совокупности государственно-правовых явлений»[xii].

 Стремление к целостному охвату объекта изучения и системной организации знаний, свойственное научному познанию, выступает как проблема ещё в античной философии и науке. Но вплоть до середины XIX в. объяснение феномена целостности либо ограничивалось уровнем конкретных предметов (типа живого организма), внутренняя целостность которых была совершенно очевидна и не требовала специальных доказательств, либо переносилось в сферу спекулятивных натурфилософских построений. Идея же системной организованности находит всестороннее воплощение в настоящем разделе монографии. 

 В третьей главе освещается «Система субъектов обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан».

 В этом разделе Р.Х.Рахимзода опирается на структурно-функциональные методы исследования, рассматривает правоохранительную систему Республики Таджикистан в её развитии и изменении. Изучает, анализирует, даёт научно-обоснованную оценку роли государственной, исполнительной власти в тесной взаимосвязи с правовой политикой защиты экономической составляющей государства. Выявляет закономерности деятельности  субъектов, непосредственно занимающихся обеспечением стабильного функционирования комплекса государственной инфраструктуры по обеспечению защиты экономики.

 Рассматривая теоретическую обоснованность этой главы и правильность применения системного подхода с критической точки зрения, следует  утверждать, что Р.Х.Рахимзода аргументированно, путём сопоставления фактов, исключает возможность тривиального, примитивного, простого подхода к достаточно сложной структуре её элементов. С учётом динамики, происходящих   количественных и качественных изменений в экономическом укладе общества и государства, данный вопрос приобретает  особую значимость. Взаимная связь, взаимная обусловленность и координация субъектов обеспечения экономической безопасности страны становится более актуальной. 

 Р.Х.Рахимзода рассматривает нормативно-правовые, основополагающие акты, имеющие директивное значение для организации и реализации оперативного функционирования государственных органов, как базовую основу защиты экономических интересов общества и государства. Важность исполнения поставленных перед ними задач характеризует следующим образом: «Для достижения обозначенных целей осуществляется совместная деятельность по выработке стратегии этой борьбы, результаты которой используются при контроле исполнения республиканских программ по предупреждению и пресечению противоправной деятельности, в реализации решений Президента, Маджлиси Оли Республики Таджикистан и Правительства Республики Таджикистан по борьбе с экономической преступностью»[xiii].

 Принцип системности одновременно предполагает элемент независимости. Отражение данного свойства в структурном взаимодействии целостной системы представляет определённую сложность. Анализ свидетельствует, что с такой задачей автор монографии справился: «Эффективное взаимодействие обязательно предполагает и учитывает различия в компетенции между его субъектами во избежание того, что в следственно-оперативной практике на профессиональном сленге называется «накладками», «дублированием» и «параллелизмом» в работе «силовых ведомств». К примеру, такие государственные структуры, как МВД Республики Таджикистан, органы национальной безопасности Республики Таджикистан и некоторые другие, в целом выполняют весьма схожие функции по проведению разведывательно-поисковых мероприятий и т.п.»[xiv].

 Работа по обеспечению защитных функций государства, особенно по отношению к экономике, с учётом форм и содержания современных рисков, множества реальных и потенциальных угроз, требует продуманного, обоснованного, скоординированного, системного взаимодействия.

 Четвёртую главу автор именует: «Экономические преступления как угроза экономической безопасности Республики Таджикистан».

 В соответствующих параграфах, отражающих полный, всесторонний анализ объекта и предмета исследования, Р.Х.Рахимзода рассматривает основные предпосылки возникновения реальных угроз экономической безопасности государства. Подвергает научному осмыслению  ситуацию, связанную с социально-экономическими условиями в стране, её влияние на правонарушения в сфере экономики.

 Автор монографии объясняет эти сложные процессы, используя комплекс соответствующих семантических понятий и их интерпретации. Он качественно и профессионально применяет детализированный понятийный аппарат, представляющий симбиоз научных, правовых, оперативных, этнокультурных дефиниций для придания логических форм состоянию, динамике развития, возможности и необходимости защиты экономических ценностей суверенного государства.

 Известно, что преступления против экономической безопасности – явление преднамеренное, умышленное, заранее спланированное, предварительно проходящее через сознание человека и завершающееся соответствующим действием. Именно с такой оценкой к подобным явлениям относится  Р.Х. Рахимзода.

 Как знаток психологии биологически сознательного существа, автор монографии ясно представляет: «Природное зло человека, следовательно, не таково, как природное бытие животных. Точнее, определение природности заключается в том, что природный человек есть единичный человек как таковой, ибо природа находится вообще в узах раздробленности (der Vereinzelung). Против поступков по влечениям и склонностям — поступков, принадле­жащих к области природной единичности, — выступает, правда, также и закон, или всеобщее определение. Этот закон может быть внешней силой…»[xv].

 Четвёртая глава исследования характеризуется теоретической конкретностью и фактической насыщенностью. По сравнению                    с другими разделами, обладает наибольшей прикладной значимостью.

 В интересах научного толкования наиболее характерных явлений и сущности вещей, автор использует термины,  такие как «особо крупный размер», «особо опасный рецидив», «условия общественного или природного бедствия»[xvi], адекватные противоправным действиям субъектов, склонных совершать общественно опасные поступки.

 В рассматриваемой главе автор монографии особое внимание уделяет структуре органов, способных обеспечить реализацию функциональных задач по защите экономических основ государства. Придаёт важное значение характеру и способам взаимоотношений между элементами системы, её эффективности. Р.Х.Рахимзода рассматривает эту сторону материального субстрата с позиции инвариантности, опираясь на существенные достижения, базирующиеся на практических результатах, следовательно, и эмпирическом оптимизме. Анализируя теорию в преломлении практического опыта, он подчёркивает: «именно на данном этапе принципиальное значение приобретает подведомствен­ность первичных сведений (материалов) конкретному оперативному подразделению, очерчивающая пределы его полномочий (компетенции, ведения)»[xvii].

 Исследователь, учитывая способы совершения преступлений и различные формы субъективных отношений, на основе практики интервьюирования стремится выделить некоторые их особенности.  Особый интерес представляют выделяемые автором «типичный способ преступления», «механизм следообразования», а также иные сведения, указывающие на субъекты, объекты и процессы, характеризующие предмет исследования.

 Пятая часть настоящей монографии озаглавлена «Нормативно-правовая основа, контроль и надзор в сфере оперативно-розыскной политики в Республике Таджикистан». В ней осуществляется  тщательный анализ законодательной основы оперативной деятельности в сфере борьбы с экономической преступностью. Рассматриваются подзаконные акты межведомственного характера в сфере противодействия угрозам экономической безопасности. Исследуется содержание, функции, методы и способы деятельности основных элементов, способствующих нормальному функционированию единой системы обеспечения экономической безопасности государства.

 Р.Х.Рахимзода опирается на существенные обстоятельства, при которых реализация правовой политики и практики в направлениях защиты экономики приобретает действенный, эффективный характер. При этом исследователь указывает на степень функциональности элементов системы, обнаруживая её ключевые элементы. В логическом отношении автор ставит в полную зависимость имманентность норм права и их функции, субстанциональность от искомой задачи единой системы. Используемый автором субстрактно-структурный метод в решении задач по надёжной защите базисной основы государства, обращает внимание на жизненно важную необходимость реализации конституционного принципа, называемого правовым. В этом контексте автор научной работы подчёркивает:  «Юриспруденция обычно рассматривает правовое регулирование в качестве специфической деятельности государства по упорядочению общественных отношений путём определения правовых норм (принятия соответствующих регламентирующих решений) по вопросам, возникающим в условиях таких отношений. Стало быть, назначение нормативного регулирования проявляется в его направленности на функциональный, управленческий аспект (оно имеет функциональный характер). При этом регулируются отношения между государством (его представителями) и гражданами (в нашем случае, гражданином, посягающим на охраняемые уголовным законом объекты)»[xviii].

 В данном разделе автор монографии одновременно даёт логическую оценку специфике субъективности человека, созвучную мнению Гегеля о том, что «Человек остаётся рабом закона до тех пор, пока он не покидает своей природной позиции. В своих склонностях и чувствах человек, правда, обладает также и выходящими за пределы эгоистической единичности благожела­тельными социальными склонностями»[xix].  Оказание воздействия на человека-гражданина для того, чтобы он находился в пределах своего природного  предназначения, автор считает наиболее эффективным путём защиты экономики государства и его безопасности.

 Р.Х.Рахимзода убеждён, что нет абстрактной истины, как и не может быть истины абсолютной. Опираясь на основные законы диалектики – единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений  в качественные, отрицания отрицаний – проявляет стремление разъяснить исследуемый предмет в рамках отмеченных диалектических понятий: «К сожалению, отдельные директивы ведомственного и межведомственного свойства порою не соответствуют предписаниям законов, вступают с ними в прямое противоречие, даже несмотря на то, что в некоторых случаях доктринально  опережают их»[xx].

 Таким образом, выводы данного раздела монографии вносят существенный вклад в познание процесса и методологию обеспечения защиты экономики.

 По мере углубления в сущность предмета исследования, применение системного метода в научной работе Р.Х.Рахимзода принимает рельефные, характерные свойства. 

 Необходимость такого подхода объясняется тем, что использование арсенала средств при решении научных проблем защиты экономики невозможно без его соотношения с комплексом нормативно-правовых актов.

 Изучение главы шестой «Взаимодействие оперативно-розыскных подразделений со следователями при расследовании преступлений, совершаемых в сфере экономики» подтверждает то, что взаимообусловленность решения задач автор рассматривает как совокупность взаимодействия части и целого, всех привлекаемых компонентов, как в строго научном, так и в практическом значении понятия обеспечения базисной основы государства.

 Заслуживает особого внимания стремление автора к рассмотрению элементов, получению, перепроверке, установлению фактов, имеющих непосредственное отношение к событию преступления. Для исследователя определение, фиксация и удостоверение явления, представляющего процессуальное значение по проблемам научного интереса, имеет важное значение. Отношение Р.Х.Рахимзода к этому тезису особенно. Он опирается на элементы, структуры и функции, привлекаемые к этой деятельности, согласно требованиям процессуального закона и иных нормативно-правовых актов.

 Заслуживающими внимания, с точки зрения научной оценки работы, представляются поэтапность, последовательность, регламентированность  взаимодействующих систем. Сверяя принципы научного подхода с нормами соблюдения законности, следует подчеркнуть, что автор монографии не допускает отклонения в форме диалектической альтернативности от правовых актов, определённых государством. Следует им и в творческом толковании норм законности и порядка.

 Как и в других главах настоящей монографии, Р.Х.Рахимзода анализирует теоретический и практический опыт ранее опубликованных работ по теме.  Приводит соответствующие доводы для подтверждения своих замыслов, в частности о необходимости использования системного метода: «рациональное понимание задачи раскрытия преступлений позволяет, с одной стороны, оптимально определять функции подразделений, создаваемых (или созданных) для её решения, а с другой – избегать методологически неверного подхода к определению подцелей, в основе которого лежит суть (содержание) профессиональной деятельности подсистем, то есть традиционно сложившаяся структура»[xxi].

 В седьмой главе монографии анализируются «Отдельные методологические вопросы взаимодействия оперативно-розыскных подразделений со следователями». При рассмотрении вопроса, автор исходит из необходимости придать проблемам защиты экономики прикладной характер. Логика отношений между оперативными подразделениями и следствием определяется необходимостью реализации замысла, подтверждённого полученной информацией.

 Автор убеждён в том, что «юридическая категория принципов в теории права рассматривается в качестве объективно обусловленных начал, в соответствии с которыми организуется правовое регулирование общественных отношений. При этом внимание акцентируется на их взаимосвязи с содержанием и сущ­ностью права»[xxii]. В данном утверждении Р.Х.Рахимзода с самого начала стремится внедрить в сознание соответствующих специалистов, занимающихся информационной деятельностью, мысли о том, что сам процесс организации и получения информации «выращивается» из своего рода «процессуальной клетки». Сотрудники, наделённые профессиональными качествами, вначале получения оперативной информации должны рассчитывать на скорейшую нормативно-правовую оценку своей деятельности. Если учёные из сферы  политической экономии указывают на то, что «во всякой науке столько правды, сколько в ней наличия математики», то в каждой информации должно быть столько истины, сколько наличествует в ней процессуально значимых событий. Целостность, оценка степени достоверности информации, уровень её эффективности определяется диссонансом между требованиями закона и величиной выявленных размеров ущерба, нанесённого соответствующим общественным отношениям. В данном случае, ядро системного подхода состоит в том, что в результате реализации оперативного замысла, восстановления полученного ущерба, возрождается целостность объекта, структуры и качества. Обеспечивается его нормальное функционирование.

 Важнейшим условием достижения конкретных результатов автор монографии считает соблюдение принципов конспирации и эффективность взаимодействия всей системы, вовлечённой в ответственную деятельность по защите экономических основ государства.

 Подводя итог  настоящей статьи, необходимо отметить, что в исследовании Р.Х.Рахимзода «Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан» системный принцип занимает ведущее место. Автор выбрал диалектический метод в качестве основного инструмента исследования проблем действительности по настоящей теме.

 Такая сложнейшая система как защита основ государства, где охватывается практически весь комплекс человеческого бытия – экономика, политика, право, правоохранительная система, исполнительный аппарат правительства, контролирующие органы государственной власти, субъект и объект преступления, иные элементы состава преступления и исследования десятков других факторов - не могли быть представлены по-другому. Их невозможно было бы научно интерпретировать без применения системного подхода.

 Р.Х.Рахимзода удалось посредством этого метода изучить объект и предмет исследования целостно, во взаимной связи и взаимной зависимости. Для успешного методологического решения проблемы, познания сущности вопроса и его научного разъяснения автор монографии использует такие объективные законы, категории, понятия, положения и принципы как «закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил»,  «материальное единство мира», «единичное, всеобщее, особенное», «возможность и действитель­ность», «необходимость и случайность» и другие на высоком профессиональном уровне учёного, проверяющего свои знания и степень научно-теоретической подготовки эмпирическим созерцанием объективной действительности. 

 Благодаря эффективному применению  научных методов и приёмов в совокупности, исследователю удалось полностью реализовать научный замысел по выявлению закономерностей формирования и функционирования государственной политики в направлениях организации оперативной работы по борьбе с экономическими преступлениями, рассмотреть теоретические и эмпирические проблемы важнейшего направления государственной деятельности.

 Настоящая работа, в сущности, является успешной формой демонстрации использования системного подхода в теории и методологии исследования таких сложных явлений, каким является базисная основа государства – экономика, на фундаменте которой зиждется стабильность и развитие любого общества.

С. Ятимов

член-корреспондент Академии наук

Республики Таджикистан

Маҷаллаи академии илмию оммавӣ "Илм ва Ҷомеа"-№5 (13), 2018

 

[i]    Гегель Г.Ф.В. Философия природы. – М., 1975. – С.11.

[ii]    Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. – М., 2003. - С. 54.

[iii] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018. - С. 6.

[iv]    Там же. С. 7.

[v]    Аристотель. Сочинения. – М., 1983. - С. 54.

[vi] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018.  - С. 9.

[vii]     Там же. С. 7.

[viii]  Рахимзода Р.Х. Зарождение и функционирование розыскной деятельности в древнем мире: к истории вопроса // Правовое государство: теория и практика. – 2016, № 4 (46). – С. 24

[ix] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018. – С. 28.

[x] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018. –  С. 30.

[xi]    Гегель Г.В.Ф. Философия природы. – М.: Мысль, 1975. – С.11.

[xii] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018. – С. 98.

[xiii] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018. – С. 246.

[xiv]    Там же. С.247.

[xv]    Гегель Г.В.Ф. Наука логики. – М.: Мысль, 1975. – С. 131.

[xvi] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018.  – С. 336.

[xvii]    Там же. С. 336.

[xviii] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018.  – С. 354-355.

[xix]    Гегель Г.В.Ф. Наука логики. – М.: Мысль, 1975. –  С. 131.

[xx] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018.  – С. 357.

[xxi] Рахимзода Р.Х. Оперативно-розыскная политика в сфере обеспечения экономической безопасности Республики Таджикистан. – Душанбе, 2018.  – С. 439.

[xxii] М.Г.Шананин. Некоторые уголовно-процессуальные вопросы оперативно-розыскной деятельности (Исторический аспект) // Оперативник (сыщик). – 2009. - № 2 (19). – С. 9.

Хондан 22 маротиба