JM Free Ebooks - шаблон joomla Форекс
Панҷшанбе, 29 Июни 2023 06:16

Поэтические жанры "газаль" и "сокинома" и их влияние на процесс формирования цикла шашмаком

Муаллиф: Аслиддин Низами

  В статье рассматриваются исторически сложившиеся уникальные формы взаимосвязей поэтических жанров газаль и сокиномэ с традициями таджикской классической музыки Шашмаком. Автор на основе ряда первоисточников исследует многочисленные примеры, когда содержание поэтических жанров, которые изначально по традиции исполнялись в ладу тех или иных макомов, находили в музыке адекватное художественное воплощение. 

  Классическая музыка таджикского народа начиная с эпохи основоположника персидско-таджикской поэзии Абуабдуллох Рудаки (ум.941г.) и великого врачевателя Абуали Ибн Сино (980-1037), который наряду с «Каноном медицинской науки» написал также стихи и трактаты о музыке, формировалась в постоянном образно-композиционном взаимодействии с поэтическими жанрами. Общеизвестно, что в бесценных образцах персидско-таджикской поэзии можно обнаружит сотни уникальных примеров, когда через многочисленные символы выражали самые сокровенные мысли и чувства, мечты и надежды человека. Впервые в истории маком Ушшок исполнил Рудаки на собственные стихи, посвященные Бухаре.

 Т.е. данную творческую традицию впервые внедрил Абуабдулло Рудаки (10в.), который был одновременно прекрасным музыкантов и певцом, именно он в культурном пространстве Саманидского государства распространил уникальные традиции музыкального исполнения каждого нового стихотворения. Поначалу это было исполнение газелей,рубаи,тарона, а впоследствии с появлением новых поэтических форм – мухаммас, рубаи, сокинамэ и др. они также стали неотъемлемой частью макомного музицирования. Автор известного трактата "Тухфат-ус-сурур" (Дары радостей) Дарвешали Чанги (XVIIв.) о взаимосвязей музыки и поэзии пишет следущее: "В целом между мелодией и словами существует особый порядок, они как бы нуждаются друг другу. Это по той причине, что содержание сладких сказаний в стихах в случае украшения их красивыми звуками музыки, уносит из души и сердца грусть и тоску"[13,94].

  Шамсиддин Кайси Рози, автор знаменитого трактата о поэтике «Ал-муъджам фи маъойири ашъор-ил-аджам» (XIIIв.) приводит рассказ о том как однажды в одном из собраний для избранных выступил человек с очень красивым голосом и спел отрывок из поэмы Низами Ганджави (12в.) с приятной мелодией и в метрике "хафиф" [9,132]. Данная художественная практика подсказывало особые формы взаимоотношения между поэзией и музыкой, что в итоге привело к формированию больших музыкальных циклов Дувоздахмаком и позже  Шашмаком. (см.: Гаджибейли о 12 колоннах)

  Но следует заметить, что ко времени создания первых газелей и тарона, создателями которых был Рудаки (Xв.) в контексте музыкальной культуры Бухары и Самарканда были известны первые образцы мелодических "архетипов", которые служили в качестве музыкальных образов для создания газелей, Кстати именно о таких архетипах упоминают Фирдоуси и Низами относительно музыки эпохи Сасанидов. Согласно другим первоисточникам (Лубоб-ул-албоб, Тазкират-уш-шуаро, Чащор макола)  в десятом веке н.э. Рудаки создал знаменитую касыду «О Бухаре» одновременно импровизируя в мелодии макома "Ушшок". Авторы более поздних первоисточников утверждают, что Рудаки прекрасно знал науку о макомах, и специально спел касыду именно в ладе Ушшок (тоска по родине), тем самым заставил Эмира вернутся в родную Бухаре.

  Немного позже Абухомид Газали (1058-1111) разделил общество на две категории - широкую массу (авом) и избранных (хавос) и выдвинул теорию о том, что музыка предназначена исключительно для "избранных". Возможно под влиянием этих его взглядов бастакоры (создатели мелодий) избрали путь создания музыкально-поэтических произведений в сложных формах, т.е. предназначенных именно для избранных (в том числе и макомы). В этой связи хочу сделать небольшое отступление. Здесь, на нашей конференции уже прозвучали тезисы о том, что нынешняя молодежь в Таджикистане мало интересуется Шашмакомом. Хочется спросит: а что на современном Западе вся молодежь повально увлекается музыкой Бетховена или Вагнера?

  Как известно, в Шашмакоме встречаются практически все поэтические формы - газель, тарона. бейт, рубаи, мустазод, сокинома и т.д. В докладе данный вопрос рассматривается на примере двух самых популярных жанров - газель и сокинома.

  Создателем жанра «газель», т.е. поэтическую основу Двенадцати макомов принято считать Абуабдуллох Рудаки (Xв.)[2-1,]. Именно он впервые отделил эту форму от масштабной композиции арабских "касыда" и создал самостоятельную поэтическую единицу. Форма классической газели состоит преимущественно из 10-12 бейтов, каждый из которых в драматургии формы играет важную функцию (это относится к "матлаъ" и "мактаъ" - начальный и заключительные бейты газели). Характерно, что в музыке Шашмакома именно эти функциональные особенности газелей послужили основанием для формирования вступительной ("Даромад") и заключительной частей ("Фуровард") отдельных вокальных разделов Шашмакома.

  Мастерство поэта заключалась в том, чтобы в такой малой поэтической форме изложить сложнейшие оттенки человеческих переживаний, по существу это малая поэма, в которой драматургия всего 8-12 бейтов раскрывает целый мир красочных сюжетов. Поэтому мелодии Шашмакома всецело отражают всю глубину содержания стихов, повторяя в звуковых образах и ритмах не только формообразующий и содержательный аспект газели, но и что очень важно, всю глубину символики стиха. В газелях можно встретить сюжеты, когда великий Хафиз Ширази воспевает в газели образ небесной арфистки Зухры (Венера) или Абдуррахман Джами приводит символику известного еще со времен сасанидов музыкального жанра "Сувора"или “Асброс” (букв.:“всадник”) при создании характеристики последних дней жизни Иосифа ( в поэме «Юсуф и Зулейха»)[14,156]. Кстати, этот же «Сувора» под именем «кажоханг» приводит в поэме «Лейли и Меджнун» (Хамса, стр.253).: (когда Меджнун узнает о смерти отца)

«Маҷнун зинавои он кажоҳанг,

Нолиду хамид рост чун чанг”

  Жанр Сокинома (букв.: образ виночерпия), ранее сформировался в классической поэзии, в произведениях Рудаки, Хафиза, Низами Ганджави, Амир Хусрав Дехлави, Абдуррахман Джами. Главной характерной чертой данного жанра является воспевания радостных событий и праздничного настроения. Возможно именно по этой причине в структуре крупных поэтических форм Сокинома сочиняется в качестве контрастного материала между многоплановыми разнохарактерными сюжетами. Здесь автор как бы уходит от основных планов сюжета поэмы и, обращаясь к "виночерпию и музыкантам", просит их исполнить музыку и устроить небольшой праздник для души. Здесь хочется процитировать  «Сакинамэ» Низами Ганджави в оригинале:

          «Биё соқӣ он май, ки ноз оварад,

          Ҷавонӣ диҳад, умр боз оварад…»

Кстати в таджикском цикле Шашмаком (Маком Дугох, Сокиномаи Савти Чоргох)уже много столетий исполняется другой «Сакинамэ» Низами Ганджави:

          «Биё соки, он бодаи чун гулоб,

          Барафшон ба ман, то дароям зи хоб»

  Следует вспомнить, что поначалу примеры обращения поэтов классиков к теме виночерпия встречаются в творчестве Рудаки и Ибн Сино. Например, в знаменитой оде под названием "Мать вина" (Модари май) встречается мотивы воспевания образов Соки, радостей земной жизни, описание праздничных настроений.

В словаре "Миръоти ушшок" (см.Бертельс Е.Э., Избр. Труды, т. 3) о значении слова "Соқӣ" (виночерпий) приводится следующее: "Соқӣ - мабдои фаёзро гўянд, ки ҳамаги зарроти вуҷудро аз бодаи ҳасти изофи сархуш намуда".

"Соқӣ - это первоначальный источник изобилия, который каждую частицу мироздания наполняет радостным напитком бытия" [12,155].1

 Тут же добавляется такой бейт:

Сокиё, бар хоки мо чун чуръахо мерехти,

Гар намеҷусти ҷунуни мо, чаро мерехти?

(букв: " О виночерпий, ты же наполнил наши земные тела этим напитком,

Если ты не желал нашу греховность, то почему же наполнил?)

 Поэтический жанр Сокинома очень основательно подвергается исследованию в книге "Тазкираи майхона" Мулло Абдунаби Фахруззамон Казвини (XVIIв.) [15,].

Однако впоследствии Сокинома в основном служит в качестве дополнительных отрывков в тексте крупных по объему месневи, там где изображается сцена веселья с участием музыкантов и виночерпия (Соки) и автор как бы на небольшой отрезок времени уходит от повествования основного сюжета.

Сокинома в Шашмакоме имеет строго определенное место исполнения, единый усуль (ритм) обязательно применяются тексты из одноименных поэтических образцов. Это означает, что взаимосвязь поэтического жанра Сокинома и соответствующего раздела Шашмакома имеет строгую закономерность, т.е. вне присутствия данного раздела нельзя представить целостную композиционную картину Шашмакома. Нужно особо отметить, что все Сокинома в Шашмакоме сочинялись именно в мажорных ладах (мохур), что конечно соответствует эмоциональному настрою жанра.

Музыка и поэзия в структуре Шашмакома являются уникальным и очень сложным образцом, взаимосвязей самих различных видов художественного творчества (поэтического, музыкального, философского и т.д.). Характерно, что ритмический рисунок (усуль) Сокинома всегда остается неизменной, данный усуль в отдельных музыкальных трактатах так и называется – «Шодиёна» (букв.: "радостная").

Следует особо отметить, что все образцы «Сокинома», созданные в разное историческое время сочинялись исключительно в метрике «мутакориб» (фаулун-фаулун-фаулун-фаул), при этом в самом тексте по традиции автор непременно и поочередно обращается к музыканту (мутриб, муганни) и к виночерпию (Соки). В суфийской символике подобное сочетание образов музыканта, который создает красивые мелодии, а также виночерпия (образ «майи Хакк» - напиток истины), который наполняет бокал напитком истины, восходит к популярным легендам и представлениям, согласно которым душа Адама вошла в тело только под воздействием красивой мелодии (момент познание Истины).

Примечательно, что в композиционном плане макомов живые и веселые разделы под названием «Сокинома» исполняются строго после более сдержанных по ритму частей (Талкинча, Кашкарча). Таким образом, вслед за созданием поэтического жанра Сокинома в музыке макомов цикла Дувоздахмаком (а позже и Шашмаком) формируется веселый по характеру раздел под таким же названием. В цикле Шашмаком всего встречаются более десяти образцов Сокинома, в которых как правило, в обязательном порядке присутствует поэтический жанр Сокинома из персидской поэзии [3,234-258].

В Шашмакоме этот момент и есть время исполнения Сокинома, эмоциональный настрой создает веселую, праздничную атмосферу. Бытование подобных функциональных свойств музыки уходит в глубину веков и имеет богатые традиции. Еще во времена Сасанидов музыку включали в число четырех духовных сил - это разум (шуур), ум (акл), воля (ирода) и радость (шоди), т.е. музыка была признана в качестве источника радостных ощущений человека. Образ музыканта (мутриб) непременно присутствует в самих текстах Сокинома, т.е. уже в содержании поэтического жанра заявлена ее музыкальная составляющая, которая в Шашмакоме приобретает реальную звуковую форму.

Из истории формирования и развития цикла Шашмаком известно, что мелодические и ритмические каноны жанра Сокинома, которые были выработаны первоначально в поэзии, впоследствии стали своеобразной моделью или шаблоном для создания новых поэтических образцов, т.е. в данном случае поэты сочиняли Сокинома на уже известные и очень популярные мелодии под таким же названием [3,251].

Говоря об этих примеров нельзя не упомянуть тезис о том, что возможно ряд поэтических форм (тарона, сокинома и др.) были воссозданы по образцу древних музыкальных традиций, т.е. возможно это как раз тот случай, когда готовые музыкальные формы (т.е. так называемые «архетипы» или "номос") служили основой для создания новых поэтических текстов в соответствии с мелодией.

Что касается жанра газель, то как уже было сказано, в первую очередь нужно отметить, что в цикле Шашмаком в основном исполняется поэтический жанр газель. География исполняемых в Шашмакоме газелей само по себе говорит о многом, ибо здесь можно встретить газели авторов разных столетий и обширного региона Мовароуннахра, Хорасана, Индии, Кавказа. Здесь есть газели Рудаки, Низами Ганджави, Амир Хусрав Дехлави, Адиб Собир Тирмизи, Хафиза Ширази, Камола Худжанди, Васлии Самарканди, Абдулкадыр Бедиля, Зебуннисо и др. Нельзя особо не отметить, что в таджикском Шашмакоме больше всего исполняются знаменитые газели Хафиза Ширази (всего 19 наименований), ибо в других классических традициях музицирования такое количество стихов Хафиза не встречается.

Как известно, название жанра газель (газал) происходит от арабского «тагаззул» (- воспевание красоты, любви, образ двух влюбленных), одним словом это просто любовная лирика. При этом все исследователи газели обращают особое внимание на то, что газель всегда и исключительно исполнялась под определенную мелодию (Кайси Рози, с. 201). Маликушшуаро Бахор обращет внимание на то, что возможно газаль происходит от древнеперсидские традиции «чома», что больше привлекает исследователей, ибо автор в данном случае указывает и на другие музыкальные предшественники жанра газель – такие как троник, срот, чакомак, бытовавших еще в сасанидскую эпоху [16,167].Неудивительно, что и сам великий автор классических газелей Хафиз Ширази в своих стихах прямо указывает на народные истоки происхождения газели.

Строение газели в большинство случаев характеризуется применением особого художественного приема, т.е. разговора (или точнее, диалога) двух сторон – «я» (автор) и «ты» (возлюбленная), которые в процессе развития драматургии текста вступают в своеобразную полемику. Что касается композиции макомов, то в данном случае именно такая полемика находит отражение и в мелодических отрывках, как например в разделе "Кашкарча" из макома Бузрук [17,].

По поводу сугубо семантических свойств газели и художественно-музыкальных приемов их отражения в макомах можно привести очень яркий пример из «Сарахбора Бузрук» (на стихи поэта Авхадуддина Анвари, 12век)[17,]. Из содержания первого бейта видно, что поэт здесь пользуется приемом контрастного сопоставления таких образов как «красота, яркое солнце» и «черный цвет волос» возлюбленной, который своей силой покрывает яркое освещение солнца.

Эй аз камоли ҳусни ту шавқе дар офтоб,

Мӯят кашида доираи шаб дар офтоб.

  Из этого примера видно, что принцип противопоставления в поэтическом тексте находит полное отражение в музыке макомов. Но это только начало, ибо в дальнейшем развитие музыкальной драматургии происходит исключительно в соответствии содержания последующих бейтов газели, как бы раскрывая постоянную семантическую взаимосвязь с текстом. Как уже было отмечено, особое место занимает драматургический принцип “Матлаъ” и “Мақтаъ” газели (в музыке макомов - “Даромад” (вступление) и “Фуровард” (окончание).

  Известный востоковед Е.Э.Бертельс по этому поводу высказал уникальную точку зрения, обращая внимание на тот факт, что именно музыкальная практика исполнения “фуроварда” (своебразных кадансов) внесла в композицию газели ощущение завершенности, ибо ранее в рамках арабских касыда, газели не было свойственно заключительные (т.е. кадансовые) обороты [18,30].

  Таким образом можно сделать вывод о том, что в композиции таджикского Шашмакома содержательный аспект персидско-таджикской поэзии находит новое, музыкальное воплощение. Поэтический жанр Сокиноме на протяжении многих столетий формировался и развивался исключительно в соответствии единого по ритмике и эмоциональному образу музыкальных свойствах одноименного раздела Шашмакома. Что касается самого популярного в таджикско-персидской поэзии жанра «газаль», то будучи весьма миниатюрной по форме, но с богатейшим содержанием лирико-философского характера, «газаль» находит вполне адекватные художественные, порой мистические трактовки в музыке Шашмакома. Одним словом, в данном случае мы имеем дело с уникальными художественными формами взаимосвязей поэзии и мелодии.

Аслиддин Низами

доктор искусствоведения,

заведующий отделом искусствознания

Национальной Академии наук Таджикистана

(Таджикистан, Душанбе)

 

Список литературы:

1.Низами Арузи Самарканди (XIIв.) Чахор макола (Четыре беседы).- Худжанд – 2015г.- 190 стр.

2.Воджид Алихон. Матлаъ-ул-улум фи маджмаъ-ул-фунун.- (ркп. № 2741, Фонд восточных рукописей Национальной библиотеки Таджикистана).

3.Аслиддин Низами. Шашмаком и таджикско-персидская поэзия. - Душанбе, 2016г. -281стр.

4.Аслиддин Низамов. История и теория Шашмакома (на тадж. и англ. языке).- Душанбе, 2005г.

5.Абуали Ибн Сино. Джавомеъу илм-ал-мусики (Полный свод науки о музыке.4-я часть книги «Ар-риёзиёт»).- Каир, 1956.(на араб.языке).

6.Абухомид Газзоли. Воскрешение наук о вере. т.2 (Китоби ваджд ва самоъ).- Тегеран, 1359. С. 804 (на персидском языке).

7.Р.Амонов. Поэтическая основа Шашмакома. // Профессиональная музыка устной традиции народов Ближнего, Среднего Востока и современность. -Ташкент.- 1981.-С.56-61.

8.Бахром Сирус. Арўзи точики.- Душанбе.- 1963.- С.193.

9.Шамсиддин Мухаммад ибни Кайси Рози. Китоб-ул-муъджам фи маъойир ил-ашъор ал-Аджам.- Техрон.- 1935.-С.132.

10.Фурсат-уд-давлаи Шерози. Бухур-ал-алхон.- Техрон.- 1345.- С.14.

11.Абдулмўъмин бинни Сафиуддин. Рисолаи мусикии "Бахчат-ур-рух".- Техрон.- 1957.- С. 37-38

  1. Миръоти Ушшок (словарь суфийских терминов). В кн.: .Бертельс Е.Э. Суфизм и суфийская литература.Избр. труды.-т.3.-М.: «Наука», 1965г.
  2. Дарвешали Чанги "Тухфат-ус-сурур" (Трактат о музыке). - Душанбе: "Дониш"- 2022г. (текст оригинала трактата а также перевод на кириллицу), под ред. А.Низами.
  3. 14. А.Низами. Абдуррахман Джами и музыкальная наука (исследование).-Душанбе.-2019г. 190стр.
  4. Ќазвинї, Мулло Абдунаби Фахруззамон. Тазкираи майхона.- Тењрон.- 1340г.
  5. Хофиз ва мусики.- Тегеран – 1351г.х.. стр.
  6. Шашмаком. Т. 1-й. (под ред. В.М.Беляева).- М., 1950г.
  7. Бертельс Е.Э. Персидская поэзия в Бухаре Xв. // Труды Института востоковедения, вып. 10.- М.-Л.- 1935г.
Хондан 1825 маротиба