JM Free Ebooks - шаблон joomla Форекс
Душанбе, 04 Декабри 2023 11:21

Военное искусство древних предков таджикского народа в трудах академика Б.Г.Гафурова

Муаллиф: Абдурашитов Ф.М.

   Военная история, военная мысль таджикского народа своими корнями уходит вглубь тысячелетий.  Вопросами по истории войны и военного искусства интересовались историки, географы и  классики персидско-таджикской литературы. В трудах выдающихся философов, основоположников и классиков литературы вопросы войны, военного искусства, военная мысль на всех этапах исторического развития таджикского народа впитало в себя героизм, отвагу и патриотизм. Все это качество было проявлено в процессах борьбы против завоевателей.

  На всех этапах истории человечества государственно-военная политика имела особое значение в обеспечении целостности централизованного государства.  Поэтому, изучение,  осмысление военно-теоретического и патриотического наследия выдающихся классиков и теоретиков военного дела, исторический опыт военного искусства таджикского народа также были предметом исторического исследования академика Б.Г. Гафурова. Исторический опыт исследования вопросов военного искусства является первейшей задачей военных историков,  философов и политологов уже на современном этапе, в условиях независимого государства.

  В историографии истории таджикского народа различные вопросы военной истории освещены как в общих сводных трудах и монографиях, так и в отдельных статьях и заметках многих историков, археологов, историков культуры, науки, литературы и других исследователей. Среди них следует, прежде всего отметить капитальные труды академика В.В.Бартольда[1], сводные работы А.Ю.Якубовского[2], Б.Г.Гафурова[3] и др. Тема военной истории также освещены фрагментарно в трудах советских и западных ученых, таких как Дж. Мальколм, П. Сайск, Ст. Лэн-Пул, Е. Цамбур, С.П. Толстов, Б. Шпуллер, Б.Н.Заходер, К.Э. Босворт, Я. Рипка, Р. Фрай, А. А. Семенов, В.И.Иванов, А.Е. Бертельс, Е.А. Давидович, М.Г. Массон, Ю.Ф.Буряков, А.М. Беленицкий, Б. А. Литвинский и др.

   Вопросы военной истории и военного искусства особое место занимают в книге «Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история» выдающегося таджикского ученого академика Б.Г.Гафурова.

  Первые упоминания о военной истории  предков таджикского народа, о сражениях массагетов против войск Дария академик Б. Г.Гафуров приводит в своей книге[4],  ссылаясь на  Бехистунскую надпись, высеченной самим Дарием I с целью увековечить свои успехи, о тактике подавления этих восстаний. В книге немаловажное значение имеют картинки,  рассказывающие о военном костюме саков, бактрийцев, согдийцев и восточнопамирского воина VII—VI в. до н.э.  по материалам могильников [4, 90,91].

   В освещении вопросов военной истории древних предков таджиков особое место  в книге Б. Гафурова занимает проблема участия  воинов бактрийцев в битве между греками и персами. Относительно воинов-бактрийцев, саков-массагетов, академик отмечает, что народы Средней Азии поставляли большое количество воинов, привычных к военному образу жизни. Например, во время греко-персидских войн в Марафонской битве наряду с персидской пехотой отличилась сакская конница и заставила отступить центр боевой линии афинян. Саки показали чудеса храбрости также в битвах при Платеях и Фермопилах. Персидский полководец Мардоний в контингент отборных отрядов, с которыми он намеревался покорить Грецию, наряду с персами и индийцами включил также бактрийцев и саков [4, 104]. Примечательно, что сакские воины входили в состав корабельных экипажей. Они дошли даже до Египта. Об этом свидетельствуют  терракоты, изображающие сакских воинов в остроконечных башлыках, которые встречаются в разных городах Ахеменидской державы, начиная от Египта и кончая Бактрией.

  При освещении сражений среднеазиатских народов против греко-македонян академик Б. Гафуров искусно показывает также военную мощь завоевателей. Так, по рассказам ученого Александр Македонский  много внимания уделял формированию и совершенствованию войска, особенно кавалерии. Но и пехота, знаменитая греко-македонская фаланга, ощетинившаяся копьями и закрытая щитами, словно колючая бронированная черепаха  представляла грозную атакующую силу. Уязвимым ее местом была малая подвижность. Большую роль в сражениях в Азии играла более подвижная легко вооруженная пехота. Войско имело совершенные метательные машины, продуманную службу связи и снабжения. Он много внимания уделял формированию и совершенствованию войска, особенно кавалерии.

  Следует отметить, что вопросам военной истории, военного искусства предков таджикского народа в VI-IV вв. до н.э. академик Б. Гафуров посвятил целый раздел под названием «Военные силы и военное искусство среднеазиатских народов».  В нем ученый на основе многочисленных, прежде всего греческих источников рассматривает военную силу  народов Средней Азин в борьбе против греко-македонских завоевателей. Так, по мнению Б. Гафурова   основной недостаток среднеазиатских оборонительных сил заключался в отсутствии централизованности армии.

    В период греко-персидского противостояния даже  ахеменидские владения охватывали лишь часть среднеазиатских территорий. Это означает, что  они не были прочно объединены. Многие области были самостоятельны, ими управляли самостоятельные правители и родоплеменные вожди.

    Относительно оружейного дела к IV в, до н. э.  академик Б. Гафуров отмечает, что оно достигло высокого уровня развития.  В арсенале наступательного оружия  у Среднеазиатских воинов  широко применялись железные, а иногда  бронзовые кинжалы и мечи.  Кинжалы носили на правом боку. Кинжал у среднеазиатских народов обозначался термином карта, вместе с тем был, очевидно, в употреблении и другой термин — акинак. Мечи были очень большие — до 1,2 м длиной. Очень часто в сражении применялись боевые одно  и двухлезвийные железные боевые топоры— сагарис. Большое значение имели копья (аршти) — длинные, с бронзовыми или железными наконечниками.  Б. Гафуров ссылаясь на данные  Геродота называет массагетов «копьеносцами».  В компоненте оружия значительно скромнее была роль булавы. А в качестве оружия дальнего боя прежде всего применялись лук и стрелы. Уже с середины I тыс. до н, э. в Средней Азии применялся сложно-составной лук так называемого скифского типа. Он отличался значительной дальнобойностью и эффективностью.[4,114]

   Необходимо отметить, что в то время существовало несколько разновидностей лука. Например,  для изготовления бактрийского, а также согдийского, парфянского и хорезмийского лука применялся тростник.  Лучник и конные лучники сакских и массагетских племен  очень часто упоминаются  в трудах греческих историков  Геродота,  Ксенофонта  и  Арриана. 

    В книге академика Б. Гафурова широко использованы  древнегреческие источники. Освещая вопросы военной истории, в частности оборонительных сооружений ученый отмечает, что среднеазиатские воины были защищены оборонительным доспехом.  У среднеазиатских степных народов были панцири из железных пластинок. Среднеазиатские воины в бою были тщательно закрыты  металлическим панцирем. Во время сражений надевали металлический и бронзовый шлемы[4,115].

   Б.Г. Гафуров при освещении боевого снаряжения бактрийцев, согдийцев, других племен Средней Азии часто опирается на греческие источники. Так,  по Геродоту  кони массагетов были защищены нагрудными панцирями. В Средней Азии имелись также боевые колесницы. Уже в конце бронзового века в Средней Азии зародилось искусство фортификации. Ко времени греко-македонского нашествия Бактрия  была страной больших, сильно укрепленных городов. Помимо общегородских укреплений, в крупных городах имелись мощные фортификационные узлы в виде городских цитаделей.  Стены имели башни, были снабжены бойницами.

    В своей книге академик Б. Г. Гафуров  характеризует структуру войск. Так, например Среднеазиатское войско знало членение по отдельным родам Войск. В войсках  применялось построение по подразделениям, атака иногда велась компактными подразделениями, глубоко эшелонированной массой войск.  Примечательно,  что  более чем двух тысяч лет тому назад у них были разработаны четкая тактика и стратегия ведения войн. Более интересным кажется , что они во время сражений использовали  тактический прием — стратегическое отступление, когда конное войско то нападало, то уносилось прочь, чтобы вновь, с другого направления, нанести стремительный удар.

  Об этом свидетельствуют и античные источники, которые  высоко оценивают боевые достоинства сакского войска, в чем греки удостоверились еще во время греко-персидских войн. Позже в этом пришлось неоднократно убеждаться и самому Александру Македонскому — в первый раз в начале битвы при Гавгамелах, когда сакско-бактрийская конница обратила в бегство, а потом с другого фланга нападали.

  Военное искусство бактрийцев и военные действия в среднеазиатском междуречье Б. Гафуров излагает, ссылаясь на Арриана. Немаловажный  интерес вызывает сопротивления войскам Александра Македонского под  предводительством Спитамена, котрый возглавил борьбу Согда и Бактрии за независимость возглавил местный военачальник Спитамен, одна из замечательных фигур в истории таджикского народа. В 329 г. до и. э., собрав значительное войско, к которому присоединились и мирные жители, он занял г. Мараканду. Большая часть гарнизона была перебита, оставшиеся в живых греческие воины заперлись в цитадели в ожидании помощи. Когда отряд  Александра  приблизился к Мараканде,  Спитамен снял с цитадели осаду и инсценировал отступление. Греческие войска стали преследовать согдийцев. Выбрав благоприятный момент, Спитамен повернул назад и перешел в наступление. Греки, бежали на небольшой остров на реке р. Зеравшан, где скифы и всадники Спитамена окружили их и перестреляли. Это один из эпизодов военной тактики Спитамена в ходе сражения с войсками Александра Македонского.

    Все это свидетельствует о том, что войскам Александра Македонского пришлось преодолеть ожесточенное сопротивление  и продвигаться с большим трудом. Надо отдать должное, что Согдийцы, как один, восстали против греко-македонских завоевателей. Когда встал вопрос о свободе и независимости их родной земли, они с исключительным мужеством защищали ее от захватчиков. Эта борьба была яркой страницей в древней истории народов Средней Азии.

  Другой пример, который приводит академик Б. Гафуров  было столкновение греческих захватчиков и согдийских племен горной области Уструшана, происшедшее во время похода войск Александра через горы между Маракандой и Кирополем.. Борьба шла в труднодоступных скалистых горах. Согдийцы сопротивлялись до последней возможности. Здесь важно оценить героизм и стойкость местных бойцов сопротивления. Б. Гафуров, при оценке их стойкости и мужества приводит сообщения самого   Арриана, который отмечает, что многие из них (согдийцев), не желая попасть в руки врага, лишали себя жизни[4,121]. С большим трудом Александру удалось подавить сопротивление. В результате этого похода было убито свыше 20 тыс. человек из местного населения. В ходе сражения большие потери понесли и греко-македонские войска. Был тяжело ранен сам Александр Македонский.  

    Другой немаловажный фактор, успешного сопротивления который академик Б. Гафуров приводит по военной истории предков таджикского народа - это  совместная борьба, когда против греков поднялось население семи городов левобережья Сырдарьи. Здесь также важно отметить оборонительную тактику. Когда шли сражения на левом берегу , на правом сконцентрировались саки.  Они ждали подходящего момента,  перешли реку и двинулись на помощь восставшим. В это же время вспыхнули восстания в Бактрии и в Согде. Войска Александра Македонского оказались в затруднительном положении.  Упорное сопротивление греческой осаде оказало население города Кирополя, где разгорелось кровопролитное сражение.  В боях за город войска Александра Македонского нанесли большие потери, были ранены его крупные военачальники.

  Все это свидетельствует о том, что при исследовании истории таджикского народа академик Б. Гафуров придавал особое значение военной истории, военному искусству предков таджикского народа. В книге «Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история», использованы ценные источники по военной истории.  В своем исследовании академик Б. Гафуров характеризует героизм, стойкость и мужества предков таджикского народа

    Таким образом, по  данным академика Б. Гафурова исследователи военного дела среднеазиатских народов в VI-Ivвв до н.э. делают следующие выводы:

  1. Вооружение среднеазиатского войска стояло на высоком для своего времени уровне и в некоторых отношениях превосходило даже вооружение греко-македонского войска.
  2. Среднеазиатские войска знали и применяли различные тактические приемы в нападении и обороне.
  3. Благодаря участию в войнах Ахеменидского государства с греками, в том числе в битвах против войск Александра Македонского за пределами Средней Азии, руководители среднеазиатского войска были очень хорошо знакомы с оружием и тактическими приемами как ахеменидского, так и греко-македонского войска,
  4. Военный потенциал народов Средней Азии в VI—IV вв. до н. э. был очень высок, что явилось важным фактором в их борьбе против иноземных завоевателей.

Абдурашитов Ф.М.,

доктор исторических наук,

Главный научный сотрудник Института истории,

археологии и этнографии им. А.Дониша НАНТ

 

Источники и литература

  1. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. Соч. – М., 1963. – Т. I; Он же. Историко-географический обзор Ирана. – СПб., 1903; Он же. История культурной жизни Туркестана. – Л., 1927; Он же. Таджики. Исторический очерк. – Таджикистан. – Ташкент, 1925.
  2. Якубовский А.Ю. Об одном раннесаманидском фельсе (из ранней истории Саманидского дома) // КСИИМК. – 1946. – Вып. XII.
  3. Гафуров Б.Г. История таджикского народа в кратком изложении. – Изд. третье. – М., 1955. – Т. I;
  4. Гафуров Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. Книга первая, издание второе. Душанбе, Ирфон-1989.
Хондан 816 маротиба